Лечение цирроза стволовыми клетками новосибирск

Лечение цирроза стволовыми клетками новосибирск

Существует много болезней, когда единственным шансом на выживание для человека становится трансплантация какого-либо органа. О достижениях и проблемах трансплантологии портал «Сибмеда» узнал у главного трансплантолога Минздрава НСО, заведующего отделением по пересадке органов Новосибирской областной больницы Александра Юрьевича Быкова.

– Александр Юрьевич, как выглядит Новосибирская область по трансплантологии на фоне других российских регионов?

– Вполне презентабельно. Ситуацию на протяжении трёх последних лет можно признать относительно стабильной: за год в области выполняется, в среднем, от 45 до 55 трансплантаций разных органов.

В Областной больнице выполняется пересадка печени и почки. Пересадку сердца делают в институте имени Мешалкина, это, в среднем, 5–7 органов в год. Помимо взаимодействия с нашим Центром координации, они взаимодействуют с рядом других центров.

– Сколько в Новосибирске работает центров координации?

– У нас в области один Центр трансплантационной координации, утверждённый приказом Минздрава, он находится в нашей больнице.

– Как вы оцениваете работу этого Центра?

– Он работает, я считаю, очень эффективно. Другое дело, что не все вопросы он может решать. Возглавляет его Иван Александрович Веретельников, врач-невролог высшей категории, отличный специалист, в том числе в вопросах диагностики смерти мозга у потенциальных доноров.

– Пересадки каких органов выполняются наиболее часто в Новосибирске?

– Если говорить за три года, то количество операций в течение 2015 года несколько сместилось в пользу трансплантации печени. Это связано с тем, что мы, имея ограниченное количество квот на выполнение таких операций, сознательно делаем некоторое перераспределение в сторону пересадок печени.

Для пациентов с терминальной почечной недостаточностью имеется развитая сеть диализных центров, а у пациентов с циррозом печени нет альтернативы лечения, кроме как путём трансплантации.

Такая логика здесь оправдана, потому что пациенты, не получив вовремя трансплантат почки, не погибают. Трансплантация почки – это не жизнеспасающая операция, за редчайшим исключением. Это операция, которая всего лишь улучшает качество жизни пациента с терминальной стадией ХПН, и она показана далеко не всем, а только тем, кто этот выбор делает осознанно и готов потом лечиться таким образом.

– Как осуществляется поиск донора для трансплантации печени?

– В течение текущего года преобладали трансплантации фрагментов печени от родственных доноров – по сравнению с количеством трансплантаций печени от посмертных доноров. Это продиктовано недостаточно развитой системой донорства. Жизнеспасающие операции выполнять необходимо, а количество посмертных доноров – вообще всех выявленных, и, тем более, эффективных, то есть выявленных Центром координации и ставших донорами органов, небольшое, а в этом году стало ещё меньше.

– Александр Юрьевич, поджелудочную железу ещё не пересаживали, хотя планировали ещё в 2014 году. С чем это связано?

– Это связано, в первую очередь, с тем, что для операции пересадки поджелудочной железы нужно гарантированное качество органа – трансплантата поджелудочной железы, а он может быть получен от погибших весьма молодых пациентов. Разумные пределы – это от 18 до 35-40 лет, потому что потом развиваются те или иные иволютивные изменения в органе, которые не позволяют надеяться на его надёжную функцию, даже если человек не злоупотреблял алкоголем, не имел избыточной массы тела.

У нас средний возраст посмертных доноров превышает 55 лет. И в 99% это пациенты после каких-то сосудистых заболеваний (инсульты, инфаркты), которые имеют соматическую патологию, что не позволяет надеяться на эффективную функцию пересаженной поджелудочной железы. Поэтому вопрос откладывается пока.

Опять-таки пересадка поджелудочной железы не является жизнеспасающей операцией в большинстве случаев. Тенденция такова, что пересадка поджелудочной железы выполняется только одновременно с пересадкой почки.

– Какие медучреждения в Новосибирске могут осуществлять забор органов для трансплантации?

– Есть учреждения, которые имеют право осуществлять эксплантацию (изъятие) органов, – это те трансплантационные центры, в которых созданы отделения координации донорства, есть хирурги, реаниматологи, которые обладают специальными навыками, чтобы осуществить посмертную абдоминальную или торакальную эксплантацию. Их всего два: ГНОКБ и НИИПК. Специалисты из этих учреждений могут в других больницах производить изъятие органов или тканей в случае наличия там посмертного донора.

Учреждения, в которых они могут производить изъятие органов, называются донорскими стационарами. Их больше, в частности, ими являются многие больницы скорой медицинской помощи.

– Осуществляется ли межрегиональная координация в СФО в плане наилучшего подбора (совместимости) органов?

– У нас существует соглашение, подписанное между нашей больницей и Кемеровской областной больницей, а также соглашение с Барнаульской краевой больницей. Это те центры, которые помимо нас в СФО осуществляют трансплантацию, и они находятся в зоне доступности перемещения на автомобиле. Были случаи транспортировки донорских органов, но они не массовые. Например, орган не востребован в одном регионе, и он передаётся в другой регион. А с далеко лежащими регионами – Иркутском, Красноярском, когда невозможно на автомобиле доставить, можно эффективно взаимодействовать, только используя авиационный транспорт, а это пока не реализовано.

– В этом году квоты на пересадку уже выбраны?

– Нет, не выбраны, работа интенсивно ведётся, мы до конца года будем работать очень плотно.

– Какой был лучший год по количеству пересадок?

– По количеству пересадок лучшим был 2009 год: тогда было пересажено 65 почек в Новосибирске в двух учреждениях. Это связано с тем, что больницы Новосибирска работали в этом направлении, предоставляли информацию о погибших пациентах.

– Несколько слов о листе ожидания. Сколько человек в нём состоит, как происходит движение в связи с тем, что не хватает донорских органов?

– Лист ожидания, что принципиально – не очередь, нет очерёдности как таковой. Лист ожидания — это группа людей, у которых есть показания для пересадки органов и нет противопоказаний. Это группа весьма подвижная, в том плане, что у пациента сегодня нет противопоказаний, а завтра они появились. Например, заболел пневмонией, произошёл серьёзный перелом — пациент временно выбывает из активного списка, а потом вновь восстанавливается. В лист ожидания входят люди, которых можно в любое время дня и ночи прооперировать. Он, в среднем, у нас колеблется количестве от 80 до 100 человек. Это пациенты, которые ожидают пересадку почки либо печени.

– Ведётся учёт, сколько людей выбыло из листа ожидания по причине смерти?

– Конечно, и это, прежде всего, связано с пациентами, которым была необходима пересадка печени. Ежегодно из этого листа ожидания, не дождавшись пересадки печени, погибают от 5 до 8 человек. В отношении пересадки почки такой статистики нет, потому что пациенты получают адекватную заместительную диализную терапию.

Нехватка донорских органов для пересадки печени заставила нас с 2013 года развивать направление трансплантации фрагмента печени от родственного донора. Это хорошая альтернатива посмертному донорству, но альтернатива однозначно вынужденная, для взрослых пациентов. Для детей это оптимальный вид помощи.

Каким образом формируется стоимость операции по трансплантации, кто оплачивает – областной или федеральный бюджет?

– Сегодня стоимость федеральной квоты на оказание высокотехнологичной медицинской помощи на трансплантацию сердца, лёгкого, печени или почки составляет неизменную сумму 808 500 руб. К сожалению, она не пересматривалась за достаточно протяжённый период времени.

Такая сумма в чистом виде как федеральная квота предоставляется учреждениям федерального подчинения, в нашем случае – это институт Мешалкина. А учреждения регионального подчинения, такие как Областная больница, получают финансирование несколько иным способом. Тут речь идёт о договоре Минздрава Новосибирской области с федеральным Министерством здравоохранения на оказание высокотехнологичной медицинской помощи по модели софинансирования. Часть денег – из федерального бюджета (около 30%), а большая часть – это деньги регионального бюджета.

– На сайте Облбольницы указаны несколько большие цифры, например, пересадка печени от умершего донора 1 млн 700 тыс. руб. С чем это связано?

– На сайте указаны цены на выполнение таких операций по договору коммерческому, это так называемые платные услуги. Квота подразумевает выполнение самой операции и очень короткий послеоперационный период. Ведь пациент в листе ожидания может годами находиться, его надо лечить. Это очень дорогая поддерживающая помощь, и это всё за счёт ОМС делается. И после трансплантации человек пожизненно нуждается в той или иной медицинской помощи, зачастую очень затратной. И это тоже за счёт ОМС происходит.

А названная сумма 1 млн 700 тыс. руб. – это ориентировочная стоимость, допустим, пересадки печени для тех пациентов, которые не являются жителями Новосибирской области. Это могут быть приезжие пациенты из других регионов, где не осуществляется пересадка печени, и, естественно, они платят не сами, а за них платит их региональный бюджет.

– Как обстоят дела с пересадкой органов несовершеннолетним? С этим, видимо, есть проблемы: в настоящее время их мало делается.

– Я бы эту тему разделил. Вообще несовершеннолетним у нас были пересадки – детям, которым не исполнилось 18 лет. Скорее, речь идёт о маленьких детях. У нас самый маленький пациент при пересадке фрагмента печени был 7-летний ребёнок. Мы прекрасно отдаём себе отчёт, что необходимо начать оперировать маленьких детишек в плане пересадки почки. Однако у совсем маленьких детей имеются технические сложности при выполнении пересадки взрослой почки.

– А посмертного детского донорства в России пока не существует?

– Да, его пока у нас нет. С 2016 года вступит в действие обновлённая инструкция по констатации смерти мозга, в том числе у детей в возрасте 1 года и старше. Только по констатации смерти мозга – не более! Посмертное детское донорство будет возможно после вступления в силу обновленного закона о трансплантации и принятия множества подзаконных актов, когда это случится – пока не известно. Следует сказать, что наиболее актуальна проблема детского посмертного донорства для детишек, нуждающихся в трансплантации сердца, нельзя им взрослое сердце пересадить.

источник

Цирроз печени является чрезвычайно серьезным поражением этого органа, когда здоровые его ткани замещаются рубцовыми (фиброзными) и стромой и теряют возможность выполнять возложенную на них организмом функцию. В результате печень больше не может полноценно участвовать в барьерных, обменных и пищеварительных процессах.

У мужчин цирроз встречается чаще, чем у женщин, во многом из-за его этиологии. По возрастной группе ему наиболее подвержены люди в возрасте от 35 до 60 лет.

Именно цирроз печени – причина многих смертей в экономически развитых странах и входит в шестерку основных виновников летальных исходов у пациентов. Ежегодно на его счету десятки миллионов человек. Причем только за последние 10 лет люди стали им болеть на 12% больше. Поэтому, если уж не удалось избежать возникновения заболевания, то лечить его нужно начинать как можно скорее.

Наиболее распространенными причинами развития цирроза печени являются:

  • частое и длительное употребление алкоголя – это заболевание можно назвать «профессиональным» для алкоголиков;
  • вирусные гепатиты В и С, дельта и G, а также токсический (нарушения, возникшие из-за отравления) и аутоимунный гепатиты – цирроз печени почти всегда развивается при гепатите С, причем часто протекает бессимптомно;
  • прием и иное влияние на организм токсических лекарств и веществ.

Реже встречаются такие причины цирроза печени как:

  • заболевания желчных путей;
  • нарушения обмена веществ;
  • венозный застой печени;
  • наследственность.

Однако далеко не всегда удается выявить причины возникновения болезни и тогда ее называют криптогенной. Впрочем, это не мешает нашим специалистам успешно ее лечить.

Начальная стадия заболевания может протекать бессимптомно, с инкубационным периодом измеряемым годами. Однако такое положение не может сохраняться навсегда и постепенно признаки цирроза печени у человека начинают проявлять себя достаточно агрессивно, чтобы быть замеченными. Особенно, когда заболевание, которое вызывает его, остается без лечения.

Первые признаки цирроза печени у женщин и мужчин практически аналогичны:

  • слабость;
  • сонливость;
  • быстрая утомляемость;
  • пропажа аппетита;
  • похудение, вплоть до истощения;
  • депрессия;
  • общее истощение;
  • боли в животе и суставах;
  • метеоризм;
  • повышенная температура;
  • вздутие живота.

Во многом они обусловлены возросшим давлением в синусоидах, а также печеночно-клеточной недостаточностью, портальной гипертензией и частичной потерей возможности печени обезвреживать бактерии. Появляется «голова медузы» — когда вены передней брюшной стенки переполнены.

Также симптомы цирроза печени у женщины часто сопровождает нарушение менструального цикла, у мужчины – сексуальная дисфункция, вплоть до импотенции. При осмотре могут быть выявлены уплотнения печени и ее узловатость, заостренный край, гепатомегалия и спленомегалия.

К ним присоединяются печеночные проявления болезни:

  • эритема (покраснение лица, а также кожи на ладонях и стопах);
  • появление сосудистых «звездочек»;
  • желтуха;
  • мелкие белые полоски на ногтях;
  • тошнота, рвота и диарея;
  • асцит (жидкость в брюшной полости);
  • сокращение количества волос в подмышках и на лобке,
  • геморроидальные кровотечения;
  • энцефалопатия.

Проводя диагностику цирроза печени, мы преследуем сразу две цели:

  • подтверждение диагноза;
  • выявление причины заболевания.

Это позволяет нам, при необходимости, как можно скорее приступить к лечению болезни и не просто заниматься ее симптомами, но устранить причину.

Для диагностики цирроза печени мы используем:

  • анализы крови – клинический и биохимический;
  • Доплер эхографию;
  • УЗИ;
  • компьютерную томографию (КТ);
  • биопсию печени или эластографию (исследование тканей печени).

Ну и конечно, врач сочетает все это с тщательным осмотром, пальпацией больного органа и составлением анамнеза по жалобам пациента.

На основании этого можно установить степень поражения печени, проверить ее размеры, очертания и структуру, установить наличие асцита. Также с помощью УЗИ и КТ выявляются очаги рака, а Доплер эхография направлена на изучение потальной и внутрипеченочной гемодинамики.

С 2003 года в иммунологическом отделении клиники проводились исследования по изучению безопасности, переносимости и клинической эффективности трансплантации аутологичных костномозговых мононуклеарных клеток и мезенхимальных стромальных клеток в комплексном лечении пациентов с хроническими гепатитами и циррозом печени.

Проведение клеточной терапии у большинства пациентов не вызывало развития аллергических или токсических реакций. Фебрильная лихорадка на введение клеток была зарегистрирована только в 1,9% случаев (3/158) и самостоятельно купировалась в течение первых 1-2 суток.

Позитивный ответ на однократную трансплантацию клеток регистрировался в 70% .

Анализ эффективности терапии в зависимости от тяжести ЦП , наилучшие результаты удалось достигнуть у больных ЦП с классом А и В. Частота позитивного ответа составляла в этом случае 82,5% и 79% , соответственно. В подгруппе пациентов ЦП класса С эффективность терапии была достоверно ниже и составляла 42,5% .*

Анализ эффективности терапии в зависимости от этиологии заболевания продемонстрировал, что частота позитивных ответов в подгруппах больных ЦП вирусной, токсической и иной этиологии, составляла, соответственно, 76% , 80% и 69,5% .

Проведенное исследование показало безопасность и эффективность клеточной терапии с использованием аутологичных костномозговых стволовых и мезенхимальных клеток в комплексном лечении больных ЦП. Данный подход можно рассматривать как один из методов, предупреждающих дальнейшую прогрессию заболевания, а в случае декомпенсированных форм ЦП – как временное пособие, позволяющее дождаться трансплантации печени.

В связи с доказанной достаточно высокой эффективностью данного метода лечения , он был внедрен в работу иммунологического отделения клиники иммунопатологии с мая 2014 года.

На настоящий момент времени являются неоспоримыми следующие утверждения:

  1. СК костного мозга способны проникнуть в печень и преобразоваться там в клетки печени (гепатоциты);
  2. Гепатоциты, имеющие костно-мозговое происхождение, являются вполне функционально полноценными;
  3. Выраженность печёночных повреждений влияет на интенсивность проникновения костно-мозговых клеток;
  4. Стволовые кроветворные и мезенхимальные клетки костного мозга могут выступать в качестве предшественников гепатоцитов.

Благодаря тому, что СК обладают способностями преобразования в гепатоциты, они представляют неподдельный интерес для изучения и использования, ведь открывается перспектива разработки новых терапевтических стратегий в борьбе с хроническими диффузными заболеваниями печени.

Цирроз печени важно и нужно своевременно лечить. Наиболее качественное его лечение проводится в Новосибирске. В 2003 году в Клинике Иммунопатологии в её научно-исследовательской работе было положено начало использования аутологичных клеток костного мозга, которые применялись для комплексного лечения хронических гепатитов и циррозов печени. Решение о проведении клинических исследований было утверждено Ученым Советом ГУ НИИ Клинической Иммунологии СО РАМН и одобрено Локальным Этическим комитетом.

Эффективность лечения стволовыми клетками напрямую связана со стадией фиброза (цирроза) и выраженностью его осложнений. Понятно, что наилучший результат будет наблюдаться у больных циррозом класса А и В, а также фиброзом печени. Протекание заболевания и влияние на него стволовых клеток оценивались спустя 3, 6 и 12 месяцев после завершения лечения. Что мы получили:

  • астено-вегетативный синдром уменьшился у 43% больных;
  • болевой — у 86%;
  • диспепсический – у 83%;
  • геморрагический – у 40%;
  • отечно-асцитический — у 57% больных;
  • снижения АЛТ и АСТ удалось добиться в 75%;
  • увеличения уровня альбумина сыворотки — в 63,6% случаях.*

*Журнал «Клеточные технологии в биологии и медицине», №4 от 2015 года, статья «Эффективность клеточной терапии при циррозе печени» авторы Е.Я.Шевела, Н.М.Старостина, А.И.Пальцев, М.В.Шипунов, О.И.Желтова, И.В.Меледина, Л.А.Хван, О.Ю.Леплина, А.А.Останин, Е.Р.Черных, В.А.Козлов – 232-238 стр.

Если брать во внимание положительную реакцию организма пациентов на терапию, то она отмечалась у 48%, удовлетворительна реакция – у 36% больных циррозом. Были и те, у кого не был замечен какой-либо клинически значимый эффект – это 16% пациентов. Существует ещё один показатель – продолжительность жизни больных циррозом печени на фоне терапии стволовыми клетками, но его можно оценить только в результате наблюдения за поведением организма в динамике.

Лечение цирроза печени эффективно не на всех стадиях заболевания. В классе А по Child-Pugh практически все больные дали положительную реакцию на лечение, при стадии В – в 67% случаев наблюдалась положительная либо удовлетворительная реакция, а в классе С — в 21% наблюдений процесс был стабильным. Отсюда следует вывод, что раннее проведение терапии с использованием стволовых клеток оказывает лучшее воздействие и имеет более продолжительный эффект.

Данной медицинской технологией специалисты нашей Клиники отчитались в декабре 2015 года перед ФАНО, и она должна была быть внесена в реестр новых технологий.

В связи с введением с 01.01.2017 года Федерального закона «О биомедицинских клеточных продуктах» N 180-ФЗ (хотя он еще не может быть рабочим, так как нет необходимых подзаконных актов), применение клеток костного мозга при лечении цирроза печени вновь проводится в Клинике в рамках научно-исследовательских работ на базе отделения иммунологии.

источник

Привет! Мы обновили приложение НГС для iOS. Теперь читать новости и статьи, быстро оставлять комментарии и писать напрямую редакции (и жаловаться на проблемы в городе) стало еще проще. Что именно изменилось — рассказываем в картинках.

Мы собрали все авторские колонки в отдельном блоке — внизу в правой части экрана. Не забывайте, что право высказаться мы даём всем — пишите в редакцию, высказывайте своё мнение!

Привет!
Вот и пришел тот день, когда мы окончательно изменили дизайн НГС. Наш сайт стал быстрее, удобнее и легче, его одинаково приятно читать и с монитора компьютера, и с телефона. На НГСе появилось много новых фишек — о каждой из них мы рассказали в специальном материале.

В Новосибирске начали делать пересадку печени всем нуждающимся, кроме алкоголиков

Справка: В 2010 г. в Новосибирске пересажено: 51 почка, 4 сердца и 1 печень. В 2009 г. — 41 почка и 5 сердец, в 2008-м — 32 почки и 4 сердца, в 2007-м — 17 почек и 6 сердец.

Операция по пересадке печени 47-летней женщине из области, стоявшей в листе ожидания около года, длилась 10 часов. Задействованы в ней были 20 врачей областной клинической больницы, которые специально учились этой сложнейшей операции в ведущих клиниках России. Итог операции: через неделю после пересадки состояние пациентки стабильное, ее уже перевели из реанимации, разрешили пить и есть. До этого времени в областной больнице пересаживали лишь почки. Операция по пересадке печени в разы сложнее: чтобы пересадить печень, нужно предварительно подготовить место, убрать орган, который не функционирует.

«Гепатоэктомия — сложнейшая операции из-за анатомических особенностей: здесь подходят крупнейшие сосуды, локализация печени такова, что удаление само по себе очень сложная операция», — пояснил главный хирург области Анатолий Юданов. У врачей есть всего 10 часов, чтобы пересадить донорский орган.

Сложность процедуры определяет ее цену — пересадка печени на сегодня одна из самых дорогостоящих операций в принципе, проводить ее в нашем городе стало возможно только после того, как область получила госзадание на проведение высокотехнологичных операций по 4 профилям: нейрохирургия, комбустиология (ожоговая травма), онкология и трансплантология. Стоимость одной федеральной квоты по профилю «трансплантология» является самой высокой и составляет на сегодня 808 тысяч рублей.

Претендентов, чтобы попасть на пересадку печени, в области наберется около 50 человек в год. Чаще всего причиной отказа печени являются различные циррозы (алкогольных у нас больше всего, но таким пациентам пересадки не делают), рак, вирусные заболевания. Из факторов, на которые можно влиять, врачи выделяют гепатит С и паразитарные заболевания печени (например, передающийся через мясо эхинококкоз).

Пересадке печени альтернатив у врачей на сегодня нет, а пересадить часть органа от живого родственника можно только детям, но при этом врачи делают две сложнейшие операции и погибнуть может сам донор.

Поэтому, как и во всем мире, будущее новосибирские врачи видят за трупными трансплантациями, но для этого нужно хотя бы начать с нормального учета погибших в аккредитованных государственных больницах. «Когда вопрос выходит на финишную прямую, возникает огромное количество проблем, связанных с различными разрешениями. Потенциальных доноров достаточно, но нужна общая синхронизированная работающая донорская база», — поясняет Анатолий Юданов. На сегодняшний день из-за проволочек с документами даже совместимая печень до адресата может не дойти — не успеет. С почками, как говорят врачи, проще: пересадить почку можно от родственника, а некоторые пациенты и вовсе предпочитают всю жизнь на гемодиализе, чем согласиться сделать пересадку.

На сегодняшний день с технической точки зрения возможна пересадка абсолютно любого органа человека.

Самая большая техническая сложность — сшивание нервов и мельчайших сосудов — подвластна опытным хирургам давно, в том числе и новосибирским. В мире пересаживают конечности, лицо, в России уже делаются операции по пересадке поджелудочной железы, легкого, кишечника, гортани. «Некоторые из этих операций пока только на стадии научных разработок. Но все технологии движутся с запада на восток — как только эти операции пойдут на потоке в Москве, они дойдут до нас», — главный трансплантолог области Александр Быков считает, что вскоре можно ожидать новые операции.

Однако есть и обратная сторона медали, которая не позволяет трансплантации стать панацеей. В 80-е годы мир был увлечен идеей пересадки, и хирурги пересаживали все новые и новые органы. Но после бума операций произошла переоценка. Как рассказал Анатолий Юданов, при пересадке, например, кишечника может развиться такой мощный иммунный ответ, что его не удается стабилизировать никакими иммунодепрессантами. У человека появляется орган, но погибают свой иммунитет и печень (от больших доз иммунодепрессантов). Именно поэтому во всем мире наиболее перспективными, некой золотой серединой, которая позволяет пациенту жить, но не пострадать от иммунного ответа и химических препаратов, считаются пересадки почек, сердца и печени. А также роговицы — в новосибирской областной больнице, кстати, вскоре будут делать и ее: разрешение на эту операцию больница уже получила.

источник

Достижения химии и хирургии, без которых была бы немыслима медицина двадцатого века, до сих пор остаются актуальными. Но на смену им в начале двадцать первого уже готовы прийти новые методы лечения. Методы, действующие не извне, а изнутри организма. Речь идет в первую очередь о клеточных технологиях. В Институте клинической иммунологии СО РАМН этими технологиями занимаются более 35 лет и особенно впечатляющих результатов добились в терапии циррозов печени.

Цирроз прочно занимает «почетное» шестое место в печальном рейтинге причин смертности населения Земли. Ежегодно в мире от него умирает более миллиона человек. Для нашей страны это заболевание особенно актуально. Ведь главные причины цирроза — алкоголизм и вирусные гепатиты. Причём зачастую, даже бросив пить и вернувшись к здоровому образу жизни, человек уже не может остановить развитие смертельного недуга. В пятидесяти случаях из ста цирроз продолжает прогрессировать. А это значит, клетки печени продолжают гибнуть, заменяясь соединительной (рубцовой) тканью. Печень фактически перестает быть печенью.
Самое опасное, что долгое время больной даже не подозревает, что он болен. Слабость, неважное самочувствие, снижение работоспособности не воспринимаются им как сигнал бедствия. Недаром цирроз, как и гепатит, называют тихим убийцей. Клиническая картина становится очевидной, когда в печени остаётся не более трети живых клеток. Назад пути нет. Запустить процесс обратного превращения «мертвой» фиброзной ткани в живую ткань органа невозможно. По крайней мере, при ныне применяющихся методах лечения… А вот при терапии стволовыми клетками это оказалось вполне реальным. Не во всех 100 процентах случаев, но всё же… Впрочем, об этом чуть позже.

источник

Центр трансплантации и хирургии печени создали на базе областной больницы в Новосибирске. Об этом 19 февраля сообщили «Вести — Новосибирск» со ссылкой на главного врача НГОКБ Анатолия Юданова.

Новость об открытии центра трансплантации печени Анатолий Юданов сообщил на встрече с пациентами, пережившими пересадку органов. Такие встречи в НГОКБ называют «Школой пациента». Там собираются больные, перенёсшие трансплантацию печени, сердца, почек. Им рассказывают, что нужно делать, чтобы поддерживать здоровье после операции: что можно есть, а что нельзя, отдыхать — на море или дома, какие нагрузки можно, какие лекарства принимать, какие положены льготы.

К слову, согласно указу регионального минздрава, наблюдение и лечение больного после трансплантации теперь должен вести конкретный доктор участковой поликлиники.

Это в два раза меньше существующей потребности. Одна из причин — нехватка доноров. По словам Анатолия Юданова, сегодня в Новосибирске проводят операции и по программе пересадки почки и поджелудочной железы в комплексе у больных с сахарным диабетом. Специалисты для проведения таких операций есть, оборудование — тоже. Сегодня в листе ожидания — больше 10 пациентов.

Пересадка печени или гепатоэктомия — это сложнейшая операции, которая идёт 10 часов. Она же и одна из самых дорогостоящих. Однако пересадку печени в России оплачивает государство по программе высокотехнологичной медпомощи. Направление выдаёт региональный минздрав. После обследования и определения показаний пациента заносят в лист ожидания донорской печени. Чаще всего показанием для пересадки печени являются различные циррозы, рак, вирусные заболевания (гепатиты), паразитарные заболевания печени (например, эхинококкоз).

Пациенты, не желающие ждать и имеющие деньги, могут оплатить операцию самостоятельно. Так, на сайте НГОКБ сообщают, что комплексное лечение больных с терминальной стадией хронического заболевания печени (трансплантация печени) стоит 1 млн 763 тысячи 727 рублей, комплексное лечение больных с терминальной стадией хронического заболевания печени (трансплантация печени от родственного донора) стоит 1 млн 571 тысяч 980 рублей.

Показываем главное здесь и сейчас — подписывайтесь на Новосибирские новости в Instagram .

источник

Печень – самый большой внутренний орган нашего организма. Она выполняет около сотни функций, основными из которых являются:

  • Продукция и выведение желчи, которая необходима для пищеварения и всасывания витаминов.
  • Синтез белков.
  • Дезинтоксикация организма.
  • Накопление энергетических веществ.
  • Выработка факторов свертывания крови.

Без печени человек прожить не сможет. Можно жить с удаленной селезенкой, поджелудочной железой, почкой (даже при отказе обеих почек возможна жизнь на гемодиализе). Но научиться заменять чем-то функции печени медицина пока не научилась.

А заболеваний, приводящих к полному отказу работы печени, достаточно много и с каждым годом число их увеличивается. Лекарств, эффективно восстанавливающих клетки печени, нет (несмотря на рекламу). Поэтому единственным способом сохранить жизнь человеку при прогрессирующих склеротических процессах в этом органе, остается пересадка печени.

Трансплантация печени – метод достаточно молодой, первые экспериментальные операции были проведены в 60-х годах ХХ века. К настоящему времени по всему миру насчитывается около 300 центров по пересадке печени, разработано несколько модификаций этой операции, число успешно выполненных пересадок печени насчитывает сотни тысяч.

Недостаточная распространенность этого метода в нашей стране объясняется малым количеством центров по трансплантации (всего 4 центра на всю Россию), пробелы в законодательстве, недостаточно четкие критерии по забору трасплантатов.

Если сказать в двух словах, то трансплантация печени показана тогда, когда ясно, что болезнь неизлечима и без замены этого органа человек погибнет. Какие же это болезни?

  1. Конечная стадия диффузных прогрессирующих заболеваний печени.
  2. Врожденные аномалии печени и протоков.
  3. Неоперабельные опухоли (рак и другие очаговые образования печени).
  4. Острая печеночная недостаточность.

Основные кандидаты на пересадку печени – это пациенты с циррозом. Цирроз – это прогрессирующая гибель печеночных клеток и замещение их соединительной.

Цирроз печени может быть:

  • Инфекционной природы (в исходе вирусных гепатитов В, С).
  • Алкогольный цирроз.
  • Первичный билиарный цирроз печени.
  • Как исход аутоиммунного гепатита.
  • На фоне врожденных нарушений обмена веществ (болезнь Вильсона-Коновалова).
  • В исходе первичного склерозирующего холангита.

Больные циррозом печени погибают от осложнений – внутреннего кровотечения, асцита, печеночной энцефалопатии.

Показаниями для трансплантации является не само наличие диагноза цирроза, а скорость прогрессирования печеночной недостаточности (чем быстрее нарастают симптомы, тем скорее нужно принимать меры для поиска донора).

Существуют абсолютные и относительные противопоказания для этого метода лечения.

Абсолютными противопоказаниями для пересадки печени являются:

  1. Хронические инфекционные заболевания, при которых происходит длительное персистирование инфекционного агента в организме (ВИЧ, туберкулез, активный вирусный гепатит, другие инфекции).
  2. Тяжелые нарушения функции других органов (сердечная, легочная, почечная недостаточность, необратимые изменения нервной системы).
  3. Онкологические заболевания.

Относительные противопоказания:

  • Возраст старше 60 лет.
  • Ранее перенесенные операции на верхнем этаже брюшной полости.
  • Пациенты с удаленной селезенкой.
  • Тромбозы воротной вены.
  • Низкий интеллект и социальный статус пациента, в том числе и на фоне алкогольной энцефалопатии.
  • Ожирение.

Существует две основные техники трансплантации печени:

  1. Ортотопическая.
  2. Гетеротопическая.

Ортотопическая пересадка печени – это пересадка печени донора на свое обычное место в поддиафрагмальное пространство справа. При этом сначала удаляется больная печень вместе с участком нижней полой вены, и на ее место помещается печень донора (целая или только часть).

Гетеротопическая трансплантация – это пересадка органа или его части на место почки или селезенки (к соответствующим сосудам) без удаления своей больной печени.

По видам используемого трансплантата пересадка печени делится на:

  • Пересадка целой печени от трупа.
  • Пересадка части или одной доли трупной печени (методика СПЛИТ- разделение печени донора на несколько частей для нескольких реципиентов).
  • Пересадка части печени или одной доли от ближайшего родственника.

Печень – это орган, очень удобный для подбора донора. Для определения совместимости достаточно иметь одну и ту же группу крови без учета антигенов системы HLA. Еще очень важен подбор по величине органа (особенно это актуально при пересадке печени детям).

Донором может быть человек со здоровой печенью, у которого зафиксирована смерть мозга (чаще всего это люди, погибшие от тяжелой черепно-мозговой травмы). Здесь существует достаточно много препятствий для забора органа у трупа в связи с несовершенностью законов. Кроме того, в некоторых странах забор органов у трупов запрещен.

Процедура пересадки печени от трупа состоит в следующем:

  1. При установлении показаний для пересадки печени пациент направляется в ближайший центр трансплантации, где проходит необходимые обследования и заносится в лист ожидания.
  2. Место в очереди на трансплантацию зависит от тяжести состояния, скорости прогрессирования заболевания, наличия осложнений. Довольно четко это определяется несколькими показателями – уровнем билирубина, креатинина и МНО.
  3. При появлении подходящего трупного органа специальная врачебная комиссия всякий раз пересматривает лист ожидания и определяет кандидата на пересадку.
  4. Пациент экстренно вызывается в центр (в течение 6 часов).
  5. Проводится экстренная предоперационная подготовка и сама операция.

Родственная пересадка части печени проводится от кровного родственника (родителей, детей, братьев, сестер) при условии достижения донором возраста 18 лет, добровольного согласия, а также совпадения групп крови. Родственная трансплантация считается более приемлемой.

Основные преимущества родственной пересадки:

  • Не нужно долго ждать донорскую печень (время ожидания в очереди на трупную печень может составлять от нескольких месяцев до двух лет, многие нуждающиеся просто не доживают).
  • Есть время для нормальной подготовки как донора, так и реципиента.
  • Печень от живого донора, как правило, хорошего качества.
  • Реакция отторжения наблюдается реже.
  • Психологически легче переносится пересадка печени от родственника, чем от трупа.
  • Печень способна регенерировать на 85%, часть печени «вырастает», как у донора, так и у реципиента.

Для родственной пересадки печени ребенку до 15 лет достаточно половины одной доли, взрослому – одной доли.

80% всех пересадок печени – это ортотопическая пересадка. Длительность такой операции -8-12 часов. Основные этапы этой операции:

Идеально, когда две операции проходят одновременно и в одной больнице: изъятие органа у донора и гепатэктомия у пациента. Если это невозможно, донорский орган сохраняют в условиях холодовой ишемии (максимальный срок – до 20 часов).

Трансплантация печени относится к самым сложным операциям на органах брюшной полости. Восстановление кровотока через донорскую печень происходит обычно сразу на операционном столе. Но самой операцией лечение пациента не заканчивается. Начинается очень сложный и долгий послеоперационный этап.

Около недели после операции пациент проведет в отделении реанимации.

Основные осложнения после трансплантации печени:

  • Первичная недостаточность трансплантата. Пересаженная печень не выполняет свою функцию – нарастает интоксикация, некроз печеночных клеток. Если не провести срочную повторную трансплантацию, больной погибает. Причиной такой ситуации чаще всего является острая реакция отторжения.
  • Кровотечения.
  • Разлитие желчи и желчный перитонит.
  • Тромбоз воротной вены или печеночной артерии.
  • Инфекционные осложнения (гнойные процессы в брюшной полости, пневмонии, грибковые инфекции, герпетическая инфекция, туберкулез, вирусный гепатит).
  • Отторжение трансплантата.

Отторжение трансплантата – это основная проблема всей трансплантологии. Иммунная система человека вырабатывает антитела на любой чужеродный агент, попадающий в организм. Поэтому если не подавлять эту реакцию, произойдет просто гибель клеток донорской печени.

Поэтому пациенту с любым пересаженным органом придется всю жизнь принимать препараты, подавляющие иммунитет (иммуносупрессоры). Чаще всего назначается циклоспорин А и глюкокортикоиды.

В случае с печенью особенность в том, что с течением времени риск реакции отторжения снижается и возможно постепенное снижение дозы этих препаратов. При пересадке печени от родственника также требуются меньшие дозы иммуносупрессоров, чем после пересадки трупного органа.

После выписки из центра больного просят в течение 1-2 месяцев не уезжать далеко и еженедельно наблюдаться у специалистов центра трансплантации. За это время подбирается доза иммуносупрессивной терапии.

Пациенты с пересаженной печенью, получающие постоянно препараты, подавляющие иммунитет – это группа высокого риска прежде всего по инфекционным осложнениям, причем заболевание у них могут вызвать даже те бактерии и вирусы, которые у здорового человека болезней обычно не вызывают (условно-патогенные). Они должны помнить, что при любых проявлениях инфекции им нужно получать лечение (антибактериальное, антивирусное или противогрибковое).

И, конечно, несмотря на наличие современных препаратов, риск реакции отторжения сохраняется всю жизнь. При появлении признаков отторжения требуется повторная трансплантация.

Несмотря на все трудности, более чем тридцатилетний опыт трансплантологии печени показывает, что пациенты с донорской печенью в подавляющем большинстве живут более 10 лет после пересадки, возвращаются к трудовой активности и даже рожают детей.

Пересадка печени в России оплачивается государством по программе высокотехнологичной медпомощи. Направление в один из центров трансплантации выдается региональным минздравом. После обследования и определения показаний пациент заносится в лист ожидания донорской печени. В случаях с родственной пересадкой ситуация проще, но также нужно будет подождать очереди.

Пациентам, не желающим ждать и имеющим деньги, интересно будет знать цены на платную трансплантацию.

Операция пересадки печени относится к самым дорогим. За рубежом цена такой операции составляет от 250 до 500 тыс. долларов. В России- порядка 2,5-3 миллионов рублей.

Существует несколько основных центров по пересадке печени, а также есть около десятка медучреждений в крупных городах, имеющих на это лицензию.

  1. Основной центр пересадки печени в России – ФНЦ трансплантологии и искусственных органов им. Шумакова, Москва;
  2. Московский центр трансплантации печени НИИ Скорой помощи им. Склифосовского;
  3. РНЦРХТ в Санкт-Петербурге;
  4. ФБУЗ « Приволжский окружной медицинский центр» в Нижнем Новгороде;
  5. Пересадками печени занимаются также в Новосибирске, Екатеринбурге, Самаре.

источник

Обмен знаниями, общение и поддержка людей с гепатитом

Сообщение Gudvin » 24 авг 2012 21:18

Сообщение Прометей » 25 авг 2012 00:41

Ну и напоследок, конечно москвичи. куда ж без нас

http://rudesigners.ru/mase/134-2010-09-30-21-14-36 тут и номер телефона указан и ссылочку на новосибирскую клинику прикрутили, и на сауну тоже новосибирскую, а с боку честно приписали: «Цель рекламы состоит в том, чтобы помогать продавать большее количество товаров большему числу людей, чаще и по более высоким ценам.»
Армин Брот «Бархатная революция в рекламе»

На этом мой поиск исследований эффективности Лечения гепатитного цирроза стволовыми клетками подошел к концу. далее гуглить считаю не целесообразным!

Если у кого нибудь появится достойная внимания информация по данной теме, а может где то и есть ответ на заданный мною в начале сообщения вопрос, или даже одобрение FDA на применение какого либо препарата из стволовых клеток для лечения гепатитов на сегодняшний день, был бы весьма признателен за интересную информацию.

Только недостоверной рекламы пожалуйста более не надо, в моем посте и так от нее перебор!

Сообщение Sovok-59 » 25 авг 2012 06:56

Сообщение ioanna » 25 авг 2012 12:31

Сообщение nina50 » 25 авг 2012 12:50

Сообщение nina50 » 25 авг 2012 12:53

Терапия стволовыми клетками: можно, но осторожно

В то время как европейские ученые сидят над пробирками и пытаются расшифровать поведение эмбриональных стволовых клеток (ЭСК), испытывают терапию ЭСК на животных, в России уже больше пяти лет в косметологии широко применяют «клеточные технологии» и для «избавления от лысины», и для «жизни без морщин», и для «ревитализации всего организма».
Между тем эти методики не подтверждены никакими фундаментальными клиническими испытаниями. Принимать такую «терапию» – все равно, что глотать таблетки неизвестного происхождения.
Эта статья призвана дать читателю представление о возможностях и границах терапии стволовыми клетками (ТСК) сегодня.

У стволовых клеток (СК), условно говоря, тоже есть свой возраст – очень короткое «младенчество», быстро пролетающее «детство», молниеносная «юность» и долгая «зрелость».

МЛАДЕНЧЕСТВО: ЭМБРИОНАЛЬНЫЕ КЛЕТКИ
Стволовые клетки в их изначальном понимании – это эмбриональные стволовые клетки, то есть собственно то, с чего начинается каждый человек.
Итак, вспомним уроки биологии. Когда сперматозоид оплодотворяет яйцеклетку, она начинает делиться, и из этих размножившихся клеток образуется так называемая зигота. Зигота делится дальше и примерно на пятый день оплодотворения превращается в бластоцисту – пузырек, внутри которого находятся жидкость и недифференцированные стволовые клетки. Недифференцированные – это значит, что здесь еще нет ни клеток сердца, ни клеток легких, ни нервных клеток. Это пластилин, из которого будет «лепиться» наше тело. Эта клетка обладает уникальным свойством – плюрипотентностью, то есть она может стать любой клеткой организма. И второе – она способна делиться, то есть производить себе подобные клетки, практически безгранично.
После стадии бластоцисты клетки теряют эти свойства и начинают «взрослеть»: у зародыша постепенно недифференцированные стволовые клетки обретают «специализацию» и могут производить лишь клетки определенного типа.
Как читатель уже догадался, чтобы добыть эмбриональные стволовые клетки, нужно разрушить бластоцисту, то есть фактически разрушить процесс развития эмбриона. Как правило, эти клетки получают из «лишних» эмбрионов, оставшихся после искусственного оплодотворения.

ДЕТСТВО: ФЕТАЛЬНЫЕ КЛЕТКИ
Следующий источник стволовых клеток — фетальные стволовые клетки (ФСК), их получают из абортированных эмбрионов на 6-21-ой неделе беременности. Эти клетки уже не универсальны: их способность принимать структуры любых клеток организма ограничена. Кроме того, они уже не могут делиться неограниченное количество раз. Чем раньше срок, на котором произведен аборт и извлечены клетки, тем менее они дифференцированны и более подвижны в плане деления.
В России очень часто под эмбриональными клетками понимают именно фетальные клетки (ведь извлечены тоже от эмбриона), однако по своим качествам и свойствам настоящие эмбриональные клетки принципиально отличаются от фетальных.

ЮНОСТЬ: ПУПОВИННАЯ КРОВЬ
Во время родов открывается еще один источник стволовых клеток – пуповинная кровь, собранная сразу после рождения ребенка. Ученые обнаружили в этой крови множество стволовых клеток. В основном это – клетки, отвечающие за образование крови, но есть также клетки, которые могут превратиться в костные, нейрональные?, эндодермальные? и другие клетки. Стволовые клетки из пуповины имеют как недостатки, так и преимущества. Они еще более дифференцированны, чем фетальные клетки, подавляющая часть может служить только для создания кроветворных клеток. В небольшом объеме крови их содержится очень мало: для терапии взрослого человека часто недостаточно. Однако за этими клетками и целый ряд преимуществ. Во-первых, они еще очень «юны», не подверглись негативным влияниям окружающей среды, как правило не испытали на себе вирусные атаки, быстро размножаются. Во-вторых, иммунологически незрелы, поэтому при трансплантации хорошо переносимы. В-третьих, в экстренных случаях донорские клетки из пуповинной крови могут быть предоставлены быстрее, чем клетки из костного мозга – например при терапии лейкемии. Последнее возможно благодаря так называемым «банкам пуповинной крови», где годами хранится замороженная кровь из пуповины – как донорская, так и кровь, которую родители предусмотрительно поместили в подобный банк на случай болезни своего ребенка. Правда, последняя мера мало помогает при возможных заболеваниях крови ребенка: опыт показывает, что для их лечения лучше подходят клетки из донорской крови, так как собственные кроветворные стволовые клетки могут иметь тот же дефект.

ЗРЕЛОСТЬ: «ВЗРОСЛЫЙ» ОРГАНИЗМ
Однако и после рождения в нашем организме все еще есть запас «зрелых» стволовых клеток, который истощается по мере старения. Большинство из них способны превращаться лишь в определенный тип клеток и способность делиться у них намного меньше чем у эмбриональных клеток. Для чего они нужны организму? Это своеобразная «ремонтная мастерская» на случай «поломки» организма. Как только какой-либо орган или ткань поражается, стволовые клетки начинают работать на поврежденном месте: замещают собой поврежденные клетки или стимулируют внутренние резервы организма к восстановлению органа или ткани.
В основном зрелые стволовые клетки содержатся в костном мозге, который отвечает за образование крови. Здесь есть как кроветворные стволовые клетки, так и мезенхимальные стволовые клетки – клетки, которые могут дифференцироваться в кости и скелетные мышцы, жировую ткань, связки, сухожилия. Стволовые клетки обнаружены и в других органах и тканях: например в жировой.
Четыре года назад исследователи научились возвращать зрелые стволовые клетки в период «младенчества», наделяя их свойствами эмбриональных клеток. Не будем описывать все тонкости генной инженерии. Важен результат: из фибробластов исследователям удалось создать клетки со свойствами ЭСК. Их назвали индуцированными плюрипотентными стволовыми клетками (IPSC).

ТЕРАПИЯ: ПЛЮСЫ И МИНУСЫ
Нетрудно догадаться, что недостатки и преимущества той или иной терапии напрямую зависят от типа стволовых клеток, в ней применяемых.
Терапия эмбриональными стволовыми клетками в идеале предлагает врачам сказочные возможности: благодаря их универсальной способности превращаться в любые органы и ткани из них можно было бы в специальной питательной среде выращивать «запчасти» для организма и трансплантировать их больным. Или впрыскивать напрямую в организм человека инъекции стволовых клеток, чтобы новые органы или их отсутствующие части росли непосредственно там. Подобный «рынок запчастей» избавил бы от необходимости искать доноров для трансплантации органов.
Но это только в идеале. Потому что на практике ученые сталкиваются с рядом трудностей, которые пока ставят терапию эмбриональными клетками под вопрос. И первая из них начинается уже на стади искусственного размножения ЭСК в питательной среде: исследователи заметили, что чем большее число раз обновляется клетка, тем вероятнее генетические ошибки – например, образование лишних хромосом. Кроме того, при трансплантации ЭСК в организм может начаться реакция отторжения – как это происходит при трансплантации любого чужеродного органа или ткани. Также во время опытов на животных ученые отметили, что эмбриональные клетки часто развиваются не в задуманную испытателями ткань или орган, а хаотично сразу в несколько, в итоге развивается опухоль из эмбриональных тканей – тератома. Кроме того, они способны спонтанно перерождаться в раковые клетки.
Но самая главная трудность: ученые до сих пор точно не знают, какие сигналы нужно подать эмбриональной клетке, чтобы она развивалась в нужном направлении.
Пока этот механизм до конца не разгадан, поведение эмбриональных клеток остается непредсказуемым. Поэтому применение терапии эмбриональными стволовыми клетками – сегодня крайне рискованное занятие.
До сих пор исследования по применению ЭСК проводились в основном на животных. Летом 2009 года впервые в мире в Америке было официально разрешено провести клинические испытания эмбриональными стволовыми клетками на парализованных больных.

Терапия фетальными стволовыми клетками более предсказуема, чем терапия эмбриональными: ведь эти клетки более дифференцированны и могут развиться только в определенный вид ткани или органов. Уже в 1987 году эти клетки были протестированы для терапии болезни Паркинсона. Именно для лечения неврологических заболеваний фетальные клетки, по мнению ученых, подходят лучше, чем эмбриональные или зрелые. Эмбриональные клетки, как писалось выше, непредсказуемы, а посему могут привести к развитию опухоли или рака в мозгу. А взрослые стволовые клетки с трудом изолируются из мозга взрослого человека. Поэтому на сегодняшний момент для лечения неврологических заболеваний преимущественно тестируется терапия фетальными стволовыми клетками, взятыми из мозга зародыша.
Ее недостаток: фетальные клетки вне организма матери живут недолго. Поэтому решение о трансплантации должно приниматься в течение одного-двух дней после аборта. И, кроме того, вероятна реакция отторжения.

Терапия клетками из пуповинной крови применяется в медицине уже давно. Первая трансплантация стволовых клеток из пуповины была проведена в 1988 году: благодаря ей, тогда 5-летний Мэтью Фарроу (Matthew Farrow) был исцелен от анемии Фанкони — врожденного смертельного заболевания крови. С тех пор для более чем 10 000 пациентов проведена подобная терапия. Пуповинная кровь легко и безболезненно выделяется из отсеченной пуповины. Стволовые клетки, как описывалось ранее, еще незрелы и, в основном, хорошо переносимы, подвижны и обладают большим потенциалом, чем зрелые стволовые клетки.
Самое ценное преимущество этой терапии состоит в том, что стволовые клетки из пуповины можно заморозить, и они сохранят свои качества минимум 20 лет (более длительных наблюдений пока не существует). Благодаря банкам пуповинной крови в любой момент можно найти подходящую донорскую кровь.
Основной недостаток этой терапии: стволовые клетки можно извлечь только один раз — при рождении. Из этого следует и следующий минус: максимально из пуповины можно «выжать» до 100 мл. крови. Для терапии взрослого человека – крайне мало. Но сегодня при соблюдении определенных условий производят трансплантацию из комбинации стволовых клеток двух доноров.

Терапия зрелыми стволовыми клетками на данный момент — самая распространенная. И далеко не новая. Вспомним те же пересадки костного мозга: это ни что иное как пересадка зрелых стволовых клеток костного мозга. Первая подобная пересадка донорского костного мозга была проведена еще в 1969 году в Сиэтле доктором Э.Томасом (E.D. Thomas) пациенту, больному раком крови. Благодаря этому методу сегодня до 80 % детей излечивают от лейкемии.
Ученые каждый год открывают новые возможности терапии зрелыми клетками. Так, стволовые клетки жировой ткани используют в терапии обожженных участков кожи (для заживления) и при переломах костей (для восстановления поврежденной костной и хрящевой ткани).
Важно отличать два вида лечения зрелыми стволовыми клетками: терапию собственными клетками (аутологичная) и клетками донора (аллогенная). При аутологичной трансплантации не возникает реакции отторжения, когда же используются клетки донора, такое осложнение более чем вероятно.
Недостатки этой терапии вытекают из свойств самих клеток: они очень ограничены в делении, с годами их становится все меньше. Поэтому — чем старее организм, тем труднее провести терапию собственными стволовыми клетками. Впрочем, сегодня возможно размножение этих клеток в особой питательной среде, но ждать, пока необходимое количество «нарастет», нужно порой два месяца.
Терапия зрелыми клетками, превращенными в эмбриональные (IPSC-клетками) пока не применяется на людях. Идут тестовые испытания на животных.

На данный момент зарегистрированы эффекты терапии стволовыми клетками в различных областях медицины:

ОНКОЛОГИЯ
До сих пор терапия стволовыми клетками эффективна только в лечении раковых заболеваний лимфатической и кровеносной систем. При лечении других онкологических заболеваний кроветворные стволовые клетки находят применение разве что в стимуляции организма к восстановлению: их извлекают у пациента из костного мозга перед курсом химиотерапии или облучения, которые разрушают не только раковые клетки, но и кроветворные. Сразу после проведения терапии, изъятые клетки возвращают назад для стимулирования кровообращения и восстановления иммунитета.
Время от времени в прессе появляются сообщения, что в некой больнице пациента исцелили от рака с помощью терапии СК. Однако такие случаи единичны и нуждаются в более длительном наблюдении пациента и научной проверке.

НЕВРОЛОГИЯ
Фетальные клетки мозга эмбриона используют сегодня в Германии для терапии людей с неизлечимой наследственной болезнью Хантингтона (Chorea Huntington). Медики из университетской клиники Фрайбурга трансплантировали в 2006 году 16-ти пациентам стволовые клетки из мозга абортированных зародышей. Результаты этой терапии хирурги озвучат в течение текущего года. Но уже спустя два года после операции стали заметны улучшения: симптомы болезни перестали прогрессировать. Если терапия себя оправдает, то у 8000 жителей Германии, страдающих этой болезнью, появится надежда: другого метода лечения для этого смертельного заболевания просто не существует. В планах фрайбургских врачей — проведение подобной терапии для пациентов с болезнью Паркинсона в рамках интернационального клинического испытания с участием 400 человек.
Лечение неврологических заболеваний клетками из пуповинной крови проводится в немецких клиниках пока в качестве экспериментальных попыток излечения. Так, в июле 2009 года в Бохуме врачи успешно провели пересадку аутологичных клеток из пуповинной крови 3-х месячному младенцу с острым воспалением оболочки мозга. А в начале того же года 3-х летнему малышу, ослепшему после остановки сердца, с помощью аутологичных стволовых клеток из пуповинной крови в той же клинике вернули зрение: отвечающие за это функции мозга снова заработали. Что касается клинических исследований, сейчас в Америке проводятся два испытания по терапии детского церебрального паралича и других повреждений мозга стволовыми клетками из замороженной пуповинной крови маленьких пациентов.
Тестируется итерапия аутологичными зрелыми стволовыми клетками. Так, в США, в Чикаго, в ходе клинического испытания терапии ремитирующего ?рассеянного склероза аутологичными кроветворными стволовыми клетками доктор Ричард Брут (Dr. Richard Burt) и его коллеги решились на кардинальные меры: у двадцать одного пациента извлекли сначала кроветворные клетки из крови, затем полностью разрушили иммунную систему химиотерапией и снова вернули пациентам назад здоровые стволовые клетки. Таким образом, вместо больной иммунной системы доктора попытались создать здоровую. По наблюдениям врачей за 3 года ни у кого из пациентов не замечалось ухудшений, 17 избавились от недержания мочи и смогли лучше двигаться, 16 пациентов не испытывали рецидивов – в то время как до терапии приступы повторялись два раз в год.
КАРДИОЛОГИЯ
В кардиологии относительно весомых результатов удалось добиться терапией зрелыми аутологичными стволовыми клетками. Здесь не только в стадии испытаний на животных, но и в клинических исследованиях ученые зарегистрировали обнадеживающие эффекты. В частности, для минимизации последствий инфаркта у пациента берутся стволовые клетки из костного мозга и вводятся в сердечную мышцу. Благодаря этому сердце начинает лучше прокачивать кровь. Это, к примеру, установил профессор Густав Штайнхофф (Gustav Steinhoff), директор Клиники сердечной хирургии при университетской клинике Ростока (Klinik und Poliklinik f?r Herzchirurgie am Uniklinikum Rostock), в ходе масштабного долголетнего клинического исследования. Этот метод применяется сегодня во многих немецких лечебных учреждениях.
Два года назад исследователи из Университетской клиники Дюссельдорфа сообщили об успехах, достигнутых в лечении атеросклероза на ранних стадиях. Для терапии медики трансплантировали мононуклеарные стволовые клетки из костного мозга в мускулы и артерии сердца. После терапии прооперированные смогли без боли преодолевать путь в 4 раза длиннее, чем до терапии.

ДИАБЕТОЛОГИЯ
Сахарный диабет – одна из болезней, на лечение которой с помощью стволовых клеток возлагаются большие надежды. Никакая другая терапия до сих пор не была способна нормализовать работу бета-клеток поджелудочной железы, которые вырабатывают инсулин. Именно в их некорректной работе или разрушении кроется причина заболевания. Стоит только заменить их на здоровые бета-клетки, и больные инсулинозависимым диабетом (или сахарным диабетом 1-го типа) перестанут нуждаться в регулярных инъекциях инсулина. Такие клетки можно было бы, например, вырастить из ЭСК. Фирме «Novocell», расположенной в Калифорнии, удалось получить из эмбриональных клеток клетки, способные производить инсулин. Их трансплантировали мышам-диабетикам. По данным компании, попав в организм, клетки начали регулировать производство инсулина, ориентируясь на уровень сахара в крови грызуна. Но при этом исследователи также обнаружили и опухоли, которые начали образовывать эмбриональные клетки. Работы по развитию клеток, не несущих с собой такие осложнения, продолжаются.
Тестируется терапия стволовыми клетками из пуповинной крови. Ученые из флоридского университета смогли в результате клинического исследования с участием семи детей с диабетом 1-го типа установить, что трансплантация собственных СК из пуповины улучшает показатели сахара в крови и снижает потребность в инъекциях инсулина.
Проводятся эксперименты и со зрелыми аутологичными клетками из костного мозга. Здесь утверждения экспертов разнятся. Иследователи из госпиталя Children’s Hospital of Philadelphia пришли к выводу, что аутологичные стволовые клетки никак не влияют на производство инсулина организмом и не могут превращаться в бета-клетки. В то же время несколько клинических испытаний показали, что благодаря трансплантации аутологичных стволовых клеток синтез инсулина повышается и падает потребность в инсулине «извне». Так, исследование Вольтарели из университета Сан Пауло показало, что у 14 из 15 испытуемых назначение кроветворных стволовых клеток вело к продолжительной независмости от инсулина. Один пациент смог на 35 месяцев и вовсе отказаться от инсулина, 4 пациента смогли жить «без шприца» 21 месяц, 7 больных – 6 месяцев, 2 – от 1 до 5 месяцев. Однако улучшения оказались, в основном, временными. Ученым сегодня до конца неизвестно, что именно приводит к зарегистрированным в имеющихся испытаниях улучшениям и что именно происходит со стволовыми клетками после пересадки. И тем более, неизвестно какие осложнения возможны – об этом относительно точные данные могут дать только широкомасштабные долговременные независимые друг от друга клинические испытания. А таких еще в сфере терапии диабета стволовыми клетками проведено не было.
ОРТОПЕДИЯ
Наибольших успехов медики достигли здесь в лечении артрозов. Одним из первых специалистов, кто начал применять терапию стволовыми клетками из костного мозга пациента для лечения артроза коленного сустава является эксперт нашего журнала доктор Юрген Тофт (J?rgen Toft), директор Центра колена в Мюнхене (Knie Zentrum M?nchen). С 1981 года он провел более 6000 таких операций, но не перестает удивляться, какие эффекты может дать подобная терапия. Так, совсем недавно, в сентябре 2009 года он зарегистрировал необычный случай: после инъекции стволовых клеток новая ткань была видна на снимке магнитно-резонансной томографии уже спустя 3 дня. «Такого я еще не видел никогда, — удивляется хирург, — и это при 30 000 операций, проведенных мной на коленном суставе!»
В прошлом году ученые из Геттингского университета обнаружили в пораженном артрозом коленном суставе ранее неизвестную популяцию клеток-предшественников, подобных стволовым. Ученые предполагают, что новый вид клеток послужит хорошим материалом дла наращивания поврежденного хряща. Любопытно, что в здоровых тканях таких клеток не нашли. Исследователи предполагают, что эти клетки – «посланцы» из костного мозга для «ремонта» хряща. Теперь ученые поставили задачу так манипулировать клетками, чтобы из них выросла здоровая ткань взамен поврежденной.Видя очевидные успехи терапии стволовыми клетками, немецкие страховые медицинские компании начали выборочно оплачивать стоимость пересадки стволовых клеток. Так, сегодня оплачивается трансплантация костного мозга, пересадка хрящевых стволовых клеток , а также ча-
стично терапия стволовыми клетками в кардиологии. В остальных случаях частичное или полное возмещение расходов на терапию стволовыми клетками страховыми кассами не практикуется.
ОСЛОЖНЕНИЯ
Мир облетают не только новости об успехах терапии стволовыми клетками, но и о неудачах. Так, в феврале 2009 года израильские медики заявили о развитии опухолей из трансплантированных нейрональных СК. Их медики обнаружили у 17-летнего пациента с тяжелым наследственным заболеванием мозга. Ему с 2001 года в Москве трижды с разницей в несколько лет вводились в мозг фетальные нейрональные стволовые клетки. Четыре года спустя, после окончания терапии, стали образовываться множественные опухоли. Путем микробиологического исследования израильские медики доказали, что опухоли развились из пересаженных клеток.
Несколько лет назад жертвой непрофессионального подхода к терапии стволовыми клетками пал один известный российский магнат: после проведенного в салоне красоты «курса омоложения клеточными технологиями» на его лице стали развиваться множественные опухоли.

. Писать на эту тему можно еще много: каждый день по крупицам ученые раскрывают секреты стволовых клеток. Каждый день появляется новая информация. Ясно, однако, одно: у терапии стволовыми клетками вполне определенное и многообещающее будущее. Ясно и другое: в настоящем пациентам требуется соблюдать осторожность и взвешивать все «за» и «против» при решении испытать на себе «клеточные технологии».

источник



Источник: lechenie.historyam.ru

Читайте также
Вид:

Добавить комментарий